• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:22 

Умение косо отвечать на прямые вопросы.
- Неужели Вам еще не рассказали про него? – дед удивленно нахмурил седые брови, разбавляя мне заварку из электрического чайника, смотревшегося в русской избе вещью, словно с другой планеты. – У нас вся деревня уже который год лишь о том и судачит – интересного то больше нет ничего, а то развлеченье и тема для разговора всем и общая. – Я хотел было сказать, что только ради этого рассказа из уст старика и заехал в такую глухомань, но Никифор Дмитриевич уже продолжал, не желая выслушивать никакие мои реплики, - так вот, мужик тот жил плохо. Не то чтобы мы тут все сладко живем, но он по здешним меркам был почти что нищим, и не от того, что неурожай вечный у него был, а по лени своей природной и по любви на жизнь жаловаться. Даже жены себе не нашел за все сорок лет, потому как никто такого мужа себе не хотел. читать дальше

00:27 

Умение косо отвечать на прямые вопросы.
Мы пили и пили, и пили, заливая отсутствие таланта крепким хмелем, точно чая пробудить и возродить снова голос Музы в нашем сознании. Голос тоскливой голубоглазой особы, невесты для всех, порой даже бляди, навещающей за ночь четырех разом. Мы пили снова после мутного дыма и игральных карт сквозь вонь трубочного табака, заливая вино и коньяк дешевой водкой, закусывая воздухом и кулаком за отсутствием хлеба. Мы пьянели и вдыхали атмосферу разрушительного застолья поэтов и лжецов, даже сами понимая, насколько это отвратительно и гадко. Мне надоело. Я поднялся чуть шатаясь, и вышел вон из ненавистной, бесплодной творчеством, кухни. Пройдя по коридору, я вошел в гостиную. Такую советскую импровизированную гостиную с коврами по стенам, служащую хозяевам то спальней, то столовой, частенько даже кабинетом, за отсутствием для оного другого места. Я хотел было сесть в кресло, примяв плед, брошенный кем-то, и обычными мыслями погрузиться в пустые раздумья, но окинув комнату взглядом, заметил диван, с лежащей на нем без сознания дамой. По болезненной бледности рук с узором голубой крови и тонкому ситца платью, в коем она приходила ко мне ночами и даже утром, я, о, ужас! узнал в ней свою Музу. Поспешив подойти, первым делом взял я ее тонкое запястье в свою ладонь. Сердце по девичьим венам билось ровно и четко, но может чуть быстро. Она, от моего прикосновения, будто пришла в себя: повернула ко мне голову и даже чуть приоткрыла глаза. И это взгляд, этот затуманенного разума взор, я тот час же понял по нему – она пьяна, и даже более меня, не говоря уж о прочих, оставшихся на кухне. Дама под мои мысли снова погрузилась в свое забытье. Мне хотелось кричать и рыдать у нее на груди, пробудить в ней сознанье, дыхание творчества, радость от жизни. Все пустое. Я не смел ничего ей сказать пьяным слогом. Да и что я сказал бы, сам толкая ее к вину. Я лишь легко провел по ее щеке указательным пальцем, но немедля в гостиную ввалилась гогочущая моя кампания стихоплетов. Только стоило мне на мгновенье покинуть мыслями Музу, отвлечься на них, как девушка растаяла в воздухе, будто и не было. Я зарекся не пить, обещал ей, а утром, проспавшись, я написал все это и, возможно, она даже простила мне пьянство, раз пришла нашептать мне рассказ.

13:52 

Умение косо отвечать на прямые вопросы.
Ему всегда хотелось большего, всегда казалось: он, прикладывающий усилия, достоин, но кто-то, тот, кто выше, так не считал. Детство запомнилось трехслойным мороженным в хрустящем рожке, которое никогда не подавали в придорожных кафе, да и в более приличных местах тоже не подавали, но Он, лежа вечером в жесткой постели, всегда рисовал себе именно такую картинку несуществующего лакомства в три слоя: ваниль, дыня и вишня, с шоколадным ободком по краешку и тонкой вафелькой вокруг. Юные годы шли под знаменем общественных норм, не принимающих салют по будням днем, непонимающих путешествие за обертки от конфет на край света, обрекающих на скуку и бездействие. Хотя всегда казалось, что где-то в порту, совсем рядом, как для героя книги, пришвартован корабль, который только и ждет своего капитана, сколько бы не прошло времени. Бригантина с белыми, не темнеющими парусами и вечной командой матросов, драящих палубу томилась без Него. Хотелось уплыть с ними, открыть новые острова и земли, увидеть дальние страны, но люди, окружавшие Его, только жали плечами и говорили, что все мечты пройдут вместе с детством. Становясь старше, Он мечтал о телескопе, о том, как долгие ночи проводил бы вместе со звездами, рисуя их портреты на картах неба для моряков, разговаривая с ними и советуя светить ярче, чтобы виднеется даже в самый сильный шторм. Став взрослым, Он соврал все мечты в большущий старый чемодан с черной ручкой, застегнул на нем тугую молнию и убрал на чердак. Все грезы Его лежали смирно, в полудреме, и лишь желание иметь телескоп, приложив усилия, чуть расстегнуло скрипучую молнию и выбралось наружу, сделав из мечтателя Звездочета.

21:27 

Умение косо отвечать на прямые вопросы.
Если человек в качестве любимой фразы будет использовать вопрос: “Я не прав?”, его почти все будут считать неправым.

01:39 

Умение косо отвечать на прямые вопросы.
Я глотал слова и давился ими. Я вообще не мог понять, зачем меня научили говорить, если сказанного все боятся и всячески затыкают друг другу рот.

После расставания люди теряют имена, приобретая лишь эпиграф “ бывшая”.

13:12 

Человек, потерявший ветер (4)

Умение косо отвечать на прямые вопросы.
Казалось еще шаг, и он у цели, но его поднятое вверх колено больно ударилось о шов края неба. Искатель, с удивлением взглянул исподлобья, вытянул вперед руки и обнаружил перед собой глянцевую пленку фотообоев, скользкую с нанесенным рисунком горизонта, наклеенную прямо на воздух и, скорее всего, окружающую его со всех сторон. Дмитрий хотел было с размаха пробить кулаком пейзаж, но от молниеносного действия лишь разбил в кровь костяшки. Тогда, обернув окровавленную руку белым платком, найденным в кармане, он стал осторожно водить пальцами по пейзажу в поисках какой-нибудь зацепки. Искатель внимательно присматривался к траве, небу и заметил чуть отклеенный краешек синтетической пленки. Подцепив его, он медленно потянул вверх землю. Казалось, что со стены снимают изящную репродукцию, а за ней находится совершенно другая, бьющая ярким светом по глазам, картина. читать дальше

23:07 

Умение косо отвечать на прямые вопросы.
Анна никогда не чувствовала причастности мужа к ней. Некая стена, количеством кирпичей равная разности их лет, почти четверти сотни в датах и бесконечности в чувствах, преграждала ей путь. Эту преграду можно было пробить только словом, но для этого надо было что-то говорить, а созвучия наслаивались, наслаивались и комом вставали в горле. И не находя выхода через звук, становились письмами, печатными буквами. Становились символами и эгоистами, ориентированными на себя, не ищущими ответа и, тем более, не ждущими отправки адресату.

01:04 

Умение косо отвечать на прямые вопросы.
Она свернула на широкую улицу, лежащую вдоль длинной череды выстроенных магазинов, торгующих столь любимыми женщинами предметами гардероба, и встретила там меня. Только почувствовав мой взгляд на себе, она без всякого стеснения тот час же подошла и приветливо поздоровалась кивком головы. Расплываясь в улыбках, мы взаимно разглядывали надетые наряды. Она, как и обычно, выглядела почти безупречно, хотя меня, сколько себя помню, забавлял ее стиль: старомодные юбки в вертикальную полоску, словно из бабушкиного наследства, какие-то странные из непонятной ткани шляпки с непомерно большими бантами, жакеты, жилеты и посеребренные, столь любимые, серьги – гвоздики с поддельными камнями, про обувь ее и вовсе не стоит говорить. Но что мне в ней нравилось внешне – так это макияж. Пусть он был не по последней моде, зато ее мама его одобряла. На мой сарказм, читавшийся ею видимо по взгляду, она всегда отвечала тем же, хотя никогда и не говорила об этом. Мы, вообще, встречаясь по пять раз на дню, начиная с самого утра и заканчивая полночью, привыкли не разговаривать друг с другом, кроме, разве что, самых необходимых слов в крайних случаях. Тщательно разглядев меня, она снова кивнула, и мы вместе прошли мимо всех магазинов, оглушая улицу стуком каблуков, а после, отойдя от зеркал в витринах, она скрылась за углом, а вместе с ней и я, бывшая всего лишь ее отражением.

01:42 

человек, который искал ветер. (ч. 3)

Умение косо отвечать на прямые вопросы.
Зеленый ранее палас, прикрывавший собой пол, пророс осокой, стены растворились в воздухе, уступив место перспективе холма, а потолок преобразился в неподвижное в безветрии небо, одинокое и нагое в отсутствии облаков. От прежней комнаты остался лишь стол и стулья, на одном из коих сидел хозяин, который, надо сказать, тоже претерпел значительные изменения облика. Скинув лет тридцать, он стал прелестным молодым человеком, чуть забавным, с усами и неизменной улыбкой. Глаза его так и заблестели, словно капли серой от холода росы.
- Ну, как? – прощебетал Роман с нескрываемой гордостью окрепшим, - нравится обновка? Ничего не говорите, вижу-вижу – нравится. – Он заперебирал воздух пальцами и заулыбался шире прежнего, не смотря на то, что на лице Дмитрия не было и тени радости. Откровенно говоря, все происходящие уже начало пугать и раздражать его и он даже стал подумывать снять очки. – Но, как Вы помните, у нас уговор. Вы же не решили отказаться от своих намерений, правда?
- Конечно, нет! – Неожиданно для самого себя, смело заявил искатель.
- Вот и славно. Теперь Вы пройдете за горизонт, а там где окажитесь – разберетесь сами, по обстоятельствам. Так, вроде все сказал… - он опустил глаза, погружаясь в поток своих мыслей, - А! Чуть было не забыл! – Роман вскинул голову и достал из кармана своего пиджака катушку ниток. – Вот это Вам пригодится. Ну же, берите. – Дмитрий взял отливающие сиреневым нитки и сунул их в карман. – Так, вроде все. До встречи, и не забудьте: Вы должны вернуть очки в срок. Теперь идите.
Искатель, повинуясь, встал из-за стола, повернулся боком к собеседнику, чтобы задвинуть за собой стул и в этот момент все исчезло. Пропал Роман, вместе с зажженными благовониями, пропала вся мебель, и даже стул из рук сгинул будто и небывало его. Дмитрий остался совершенно один на лугу, не знавший куда идти и лишь с одной звучащей фразой в голове: “верните очки в срок”.
Искатель, чуть ошарашенный, спустя время, все же собрался с мыслями и припомнил еще одну фразу, вернее ее обрывок: “идите за горизонт”. Он сунул руки в карманы брюк, окинул взглядом траву и пошел на юг, по крайней мере, ему казалось, что там куда он движется будет юг. Линия горизонта была далеко, к тому же, все, кто хоть раз пробовал дойти до места, где земля держит небо, знают, что это невозможно, но, сделав четыре шага вперед, Дмитрий оказался в метре от этой линии.

01:29 

Умение косо отвечать на прямые вопросы.
Ласточка видит сны. Она засыпает вечерами на груди у дерева, всегда одного, примеченного в день первого долгого полета, скрывается от глаз посторонних в зеленой свежести леса, у сплетения тонких ветвей. Ласточка не движется всю ночь и даже дыхание ее едва ли можно заметить. Ей чудятся сны. Такие радостные цветные сны, посланные откуда-то свыше. Она грезит белой свободой и безвременьем, написанным идеальной лазурью. Ей видится стая таких же как она, парящих в небе Праги. А иногда утром, чуть только проснувшись, Ласточка понимает, что прошел и еще будет дождь. А она совсем не любит воду неба, красящую в серое все кругом, заставляющую приближаться к земле, да так близко, что любой может коснуться ее синего крыла. Ласточке вообще чужды порывы тех, кто любит красоту ловить сачком. Ей нравится быть невидимой, незаметно наблюдать сверху неумелые полеты прочих, и она поднимается, как надежд воздушный змей, высоко над деревней и полем, и своим деревом. Она смотрит с неба на весь мир и на меня в этом мире, и я понимаю, что ласточка – это ты. Сильная и ранимая, сравнимая только с грацией неба.

00:22 

Умение косо отвечать на прямые вопросы.
А мне хочется любить тебя. Ночью. Четко. Когда все уже спят. Не спит только одиночка. Не спит только он и его одиночество. Отчаяние терпкое тянет что-то из чашки для кофе, а никто и не знает что в ней налито теперь. Даже старый кофейник, стоящий на полке в углу и все видящий временем, это забыл.
А мне хочется любить тебя. Иногда. Скажем в среду. Но сильно и прочно. Возможно, украдкой. Прикусывать пряника сладкий вкус. Хочется держать крепко и клетку купить. Купить камеру, себя в нее поместить. И когда не в цене свобода, обзавестись привычкой лучше. Ключ от квартиры сжимать и на шею повесить дубль. Стоит даже убить все сомнения, пусть одновременно сгинет сама недосказанность. Пусть.
Мне хочется, чтобы ты любила меня. И возможно даже тоска тогда потонет в потоке чувств.

00:36 

Умение косо отвечать на прямые вопросы.
Анатолий Борисович долго изучающее смотрел на Клару, потом выдвинул средний ящик советского из ДСП стола, вынул оттуда книгу, похожую на учебник для патологоанатомов, и, наугад распахнув ее на какой-то странице, с уверенностью ткнул своим костлявым, узловатым пальцем в буквы диагноза. А после, он поднял глаза и прошипел: “Может у Вас это?”.

23:12 

Умение косо отвечать на прямые вопросы.
Самый глухой человек – это человек, уверенный в своей правоте.

18:21 

человек, который искал Ветер

Умение косо отвечать на прямые вопросы.
- Ааа… - протянула нараспев, чуть с интересом, девушка, - зачем он Вам?
- Мне сказали, что он может помочь в одном деле.
- Понимаете, Роман уволился. Возможно, Вам смогла бы помочь я. Что у Вас за дело?
- Я ищу Ветер.
- О, ну, тогда Вам точно к Роману. Я, конечно, не имею право это делать, - она взяла ручку и визитку магазина, - но, вот Вам его домашний адрес, здесь не далеко, - и кассир протянула карточку Дмитрию.
- Спасибо! От всей души спасибо, - лицо человек озарилось сиянием улыбки, - даже не знаю, как Вас благодарить.
- Право не за что. Надеюсь, Вам это поможет, - пожала она плечами.
читать дальше

00:05 

Умение косо отвечать на прямые вопросы.
Дороги ПЧ, не обижайтесь, пожалуйста, когда я не отвечаю на Ваши комментарии, они мне важны, просто я зачастую искренне не знаю что на них отвечать.

22:15 

завтра выложу дальше

Умение косо отвечать на прямые вопросы.
На четырнадцатом этаже панельного дома, в первой квартире налево по стене, жил человек по имени Дмитрий. Он был скромен и нелюдим. За свои почти сорок лет, будучи простым клерком в рассыльной конторе, ничего не нажил кроме язвы и астмы. Некрасивый, с непомерно большими плечами, имевший зарплату в тринадцать тысяч рублей, не имевший семьи и детей, он дружил только с ветром. Приходя по вечерам в свой пустой дом, он первым делом ставил на огонь советский, с наглыми цветами на белой эмали, чайник, доставал из подвесного шкафа две чашки и цейлонскую заварку, а после распахивал окно, чтобы его друг мог войти. Ветер, никогда не ошибавшийся адресом, выбиравший из всех московских окон нужное, немедля приходил, чуть только загорался свет в кухне, и садился с человеком за стол. Он, шурша тюлем штор, шептал про виденное за день и дул на крепкий горький чай, сбивая с него жар. Знакомство Дмитрия с Ветром произошло случайно, но дружба их стала крепка и продолжительна, и возможно даже не было на земле других двоих так чутко понимающих друг друга.
Тот март был холоден и скуп на воду. читать дальше

03:31 

Умение косо отвечать на прямые вопросы.
И целых три недели кряду, не пропуская ни единого дня, я приходил в Анину квартиру номер 93, садился в кухне на советский табурет, чуть нагибаясь к столу, чтобы не биться головой о нависающий над затылком шкаф, и, рассматривая как в закипающем электрическом чайнике плавают серые рыбки из накипи, слушал про Ирочку. Уже спустя неделю таких визитов, а если в часах присутствия, то через сорок девять раз по шестьдесят минут, я знал про нее столько, что мне начало чудиться, будто я с той Ирочкой живу. Анна рассказывала мне все, вплоть до того, сколько пуговичек на голубом платье у подруги и которая из них была перешита из-за перетеревшейся нитки. Я быстро запомнил повадки и привычки чужой пассии, знал количество молока в ее кофе, измеряя его в чайных ложках, помнил в какую сторону она кренит каблучок при ходьбе и как часто меняет набойки. Забавно, но тот образ Ирочки, нарисовавшийся у меня в сознании, никак не согласовывался с реальностью, и когда нас таки познакомили, я понял, что не знаю и одной тысячной о ней, а Анино восприятие подруги совсем не является отражением правды.

01:06 

Умение косо отвечать на прямые вопросы.
3 стадии любви: невозможно дышать при встрече с человеком, невозможно дышать при одной мысли о человеке, невозможно дышать в отсутствии человека.

01:04 

лавка сплетен

Умение косо отвечать на прямые вопросы.
Во Франции тех времен жил бродячий музыкант по имени Анри. Молодой человек был недурен собой, в меру талантлив, но этим славился он на все королевство - у него было фарфоровое сердце и кровь из белой акварели. Дело в том, что юноше повезло родиться в семье богатого вельможи при дворе короля Луи XVIII. Будучи ребенком, Анри рос в достатке и радости, но здоровьем был слаб. Сердце его словно не любило хозяина. Уже к шести годам Анри начали терзать сильнейшие боли. Поначалу они приходили раз в несколько недель, потом дней, а потом и вовсе перестали покидать измученного болезнью мальчика. Они не давали ни минуты покоя, и когда у ребенка совсем не осталось сил бороться, врачи махнули на все рукой, а его отец объявил на весь город, что человек, который сможет вылечить Анри будет одарен половиной всего его состояния. читать дальше

19:30 

Умение косо отвечать на прямые вопросы.
город светел, как младенец, а на душе темно, как кожа негритенка.

Музыка ветра

главная